Когда он поет, мы плачем